28 февраля состоялись первые переговоры с начала нападения России на Украину. Удалось ли о чем-либо договориться, в интервью ТСН.ua рассказал российский публицист, оппозиционер и политолог Андрей Пионтковский.

Матеріали, що не потрапили на сайт ми викладаємо у нашій Viber-групі та Telegram-каналі. Обов'язково переглянь!

На вопрос “Судя по тональности и тем озвученным крохам, ни к чему не договорились”, он ответил: “Да. И это, по-моему, очень хороший знак. Давайте посмотрим, с чем стороны ехали на переговоры. Москва ехала за капитуляцией Украины. Это было сказано на всех высших этажах власти, только менялась формулировка этой капитуляции: Украина должна объявить о своем нейтральном статусе, никогда не должна вступать в НАТО, признать аннексию Крыма, независимость “ДНР/ЛНР” и т. д. Киев ехал за немедленным прекращением огня, чтобы предотвратить гибель людей и безумный штурм Киева, который бы закончился просто массовой гибелью. Кстати, уже во время штурма Харькова применялись “Грады” и “Ураганы”, самые жестокие средства огня. Есть много гражданских жертв. Вот это запросные позиции сторон. Результат – ни о какой капитуляции нет речи. Насколько я понимаю, если бы Москва и поднимала эту тему, то она бы не получила никакого развития. Переговоры не прекратили огонь. Но они будут продлены, и достаточно конкретно указано их место, где они будут продлены, и время. Этот результат лучше для Украины, чем я ожидал”.

Вооруженные силы Украины усердно уничтожают российских захватчиков: чтобы поддержать их, вы можете перечислить пожертвования в фонд «Повернись живим». Стать волонтером или получить помощь, можно через государственный портал viyna.net. Все будет Украина! 🇺🇦

По словам Пионтковского, он по результатам переговоров увидел, что, возможно, в РФ что-нибудь поймут и не отважатся на дальнейшую эскалацию.

“Конечно, мне было ясно, всем было ясно, всем украинцам было ясно, что условия капитуляции будут отвергнуты с возмущением. Ну и что Москва воспользуется этим, чтобы объявить о несговорчивости украинской стороны и резко усилить свое наступление, в том числе на Киев и Харьков. Судя по этому результату, что будут следующие переговоры, такого хлопанья дверью и вот теперь вы сможете сами увидеть, что мы можем сделать, с российской стороны не было. Но я думаю, что Мединский эту формулировку о продолжении переговоров на польско-белорусской границе не сам изобретал, а согласовывал с Москвой, тем более, я же все время слежу за российскими каналами, они говорили, что обе стороны параллельно проводили видеоконференции со своими президентами. Для меня это сигнал того, что, возможно, в бункере что-то понимают и Москва не решается на дальнейшую эскалацию. Но почему – тоже понятно. С каждым часом на всех экранах мира Россия просто становится изгоем человечества. И это не может не влиять на восприятие и умы людей в той же России, как простых людей, так и элитных, так и окружения Путина, так, возможно, и самого Путина. Я не знаю, может у него остались какие-то частицы ума. То есть, худшего не произошло: то есть, приезжают украинцы, отказываются от капитуляции, российская делегация заявляет: “Ну, тогда нам не о чем говорить” – и начинается штурм Киева и бомбардировка всех других городов. Пока этого не произошло. Если это не произойдет в ближайшие три часа и Москва на самом высоком уровне подтвердит высказанную Мединским позицию, тогда украинскую армию и украинское общество можно поздравить с большой победой. Тогда это значит, что Москва начинает задумываться, как выйти из этой ситуации без окончательной утраты лица. Хотя, по-моему, то, что называется лицом, давно уже безвозвратно потеряно”, — подчеркнул российский политолог.